[reposted post]Россия во мгле.
uglich_jj wrote in pora_valit
reposted by gugagi
На фото ниже - два друга, Павел и Сергей, из Петербурга. Сели в баре, взяли по пивку, накатили слегка.

1


Read more...Collapse )




Погибшая рота
gugagi
Оригинал взят у avmalgin в Погибшая рота
В общем понятно, за что в Пскове чуть не убили Льва Шлосберга. И почему сейчас лежит сайт "Псковской губернии".

Кэш Гугла все помнит:


Снимок экрана 2014-09-02 в 19.08.11

А далее расшифровка разговора десантников : Read more...Collapse )

Операция "Новороссия". Часть первая
gugagi
Оригинал взят у avmalgin в Операция "Новороссия". Часть первая
До сих пор в Сети идут споры, а каковы собственно изначально были планы Путина на Восток и Юг Украины? Ради чего все затевалось? Часто звучит мнение, что он и не собирался вводить туда войска и аннексировать по примеру Крыма. Мол, цели были другие.

Какие? Ну, например, дестабилизировать ситуацию до такой степени, чтобы на Украине произошел полный экономический и социальный коллапс, после чего "протянуть руку помощи" - и навсегда отрезать ее от Европы, которую вместе с США Путин считает главным геополитическим врагом России. Или вот еще: наглядно показать своему населению, к чему может привести "Майдан", то есть широкое народное выступление против коррумпированной власти. Мол, сидите и не рыпайтесь. Пусть вокруг вас воры, но по крайней мере с неба не падают бомбы и снаряды. Пойдете бузить - будет гражданская война и кровь. Будет Донбасс по всей России. Как там Бродский писал? "Говоришь, что все наместники – ворюги? Но ворюга мне милей, чем кровопийца".

На самом деле, чтобы понять, каковы были намерения Кремля на начальном этапе и как они менялись с течением времени, достаточно внимательно почитать прессу и интернет в хронологическом порядке. И если сейчас сепаратисты в один голос сетуют на то, что их обманули, обещали ввод войск и присоединение, а в результате бросили на произвол судьбы, - они не так уж и не правы. Хотя, конечно, никто их не бросил: объемы военной помощи, включая поставки тяжелого вооружения, за последние недели возросли в разы, причем это уже перестали скрывать. Съемки брошенного террористами в Славянске новейшего российского оружия впечатляет. А уж видео колонн танков и бронетранспортеров, снятые в последние дни на Украине, измеряются десятками. Регулярно прибывает из России и живая сила. Что несколько противоречит легенде о тысячах местных ополченцев, с оружием в руках защищающих свою землю от "киевской хунты", почему-то среди 6,5-миллионого населения Луганской и Донецкой области никак не удается наскрести нужного количества "патриотов Новороссии".

Для начала открутим ленту до 1 марта. Прочитаем стенограмму того заседания Совета Федерации, где по просьбе президента В.В.Путина было принято решение о вводе войск на Украину. Там что - о Крыме шла речь, как теперь это пытаются представить? Нет, там открыто и в каждом выступлении шла речь о вторжениии на восток Украины. Крым, конечно, упоминался кое-где, и это понятно: необходимости принимать решение о Крыме не было: войска в Крыму и так были - согласно двухстороннему договору. Решение, принятое на заседании, состояло из двух пунктов. Вот оно полностью:

"Первое. Дать согласие Президенту Российской Федерации на использование Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Украины до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране.
Второе. Настоящее постановление вступает в силу со дня его принятия".


Видите: о Крыме там вообще ни слова.

Заседание было на удивление кратким, за час управились. Вот фрагменты выступлений:

Ю.Л. Воробьёв, заместитель Председателя Совета Федерации: Сейчас перед заседанием мы смотрели телевизионные кадры по различным информационным программам и видели, что в Харькове, в Донецке, в других городах Украины люди высказывают свое возмущение. Происходят стычки. Люди просят помощи от Путина, так как больше никому не верят.
Поэтому я считаю, что наше сегодняшнее постановление своевременное, необходимое, и прошу его поддержать.

Н.И. Рыжков, член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера: Уважаемые коллеги! Я не скрою, что мы последнее время ждали такого обращения от Президента, потому что то, что происходит в последнее время на Украине, не поддается никакому описанию. Это настоящий бунт. Это "коричневая чума", которая, по сути дела, захватила Киев и сбросила всю власть. Я думаю, история рассудит, кто как себя вёл в это время.
Мне кажется, нам надо принимать решение по следующим причинам. Как там пойдет дело в Киеве, жизнь покажет. Но, я думаю, не надо быть большим провидцем, чтобы не видеть, что произойдет дальше. Я глубоко убежден, что следующий шаг этих людей, бандеровцев и прочих вооруженных лиц, которые не признают никакой власти (они и новую власть не будут признавать), – это будет Восток Украины: это Донбасс, это Донецк, Луганск, Харьков, Днепропетровск, Херсон, Николаев и так далее. То есть та часть, где проживают в основном русские, этнические русские.
Я сам родом из Донбасса. Я прекрасно знаю этот край, я родился в шахтерской семье и знаю, что нас было три четверти в Донбассе. Если они доберутся до Донбасса, то, я думаю, прольется огромное количество крови. И мы должны тогда за это в моральном, в каком угодно плане отвечать.

Е.В. Бушмин, заместитель Председателя Совета Федерации Вы знаете, у нас почти 2 тыс. километров граница, и это граница между регионами России и регионами Украины. Фактически на каждом метре этой границы с одной стороны и с другой стороны живут родственники, живут друзья. И, конечно, наши регионы, пограничные регионы (я сам представляю Ростовскую область), наши пограничные регионы очень обеспокоены тем, что происходит сейчас на Украине.
Надо сказать, что уже в Куйбышевском районе Ростовской области глава администрации подумал о том, а что же будет происходить, если там события приобретут кровавую подоплеку. Он начал готовить места для беженцев, для тех, кто вынужден будет покинуть Украину.
По данным пограничной службы, с начала событий 143 тысячи человек уже выехали с территории Украины в Российскую Федерацию. Надо сказать, что большинство этих людей понимают так же хорошо, как и мы, что же на самом деле произошло в Киеве: захват власти.

А.Б. Тотоонов, член Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике: Безусловно, всё происходящее не оставляет равнодушными всех тех, кто проживает в регионах Северного Кавказа, я буквально сегодня вернулся оттуда и могу свидетельствовать об этом... Так вот, нам есть что любить, ценить и защищать от распоясавшихся и необузданных фашиствующих молодчиков, ну и, в первую очередь, от клики близоруких политиков, которые провоцируют их на всё это.
Мы в Осетии не понаслышке знаем о том, что такое братская помощь, мы не понаслышке знаем, что такое надежная защита, которую мы получили в 2008 году. И только это спасло, наверное, наших братьев в Южной Осетии от полного геноцида. Поэтому сегодня, я считаю, мы не должны оставаться в стороне.

О.Е. Пантелеев, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности: Сегодня мне много звонили из разных регионов, на самом деле, как только молва разошлась по средствам массовой информации, и просили только одного – поддержать это решение. На самом деле миллионы граждан России, россиян, и миллионы наших граждан, которые проживают в соседнем с нами государстве – на Украине, ждут, чтобы это решение состоялось. Если честно говорить, рассказывать обо всех безобразиях, которые там творятся, смысла нет, мы все это видели. И терпели мы долго. Но любому терпению приходит конец...
И я хочу здесь единственное сказать: да, не надо обращать внимание, что кто-то там помахивает кулачком... Я более 10 лет был в ПАСЕ, в Парламентской ассамблее Совета Европы, и мы проходили там всё на самом деле – и по Чечне все обвинения выслушали, и по Беслану, и по Южной Осетии. Знаете, поговорят-поговорят и перестанут.
Поэтому я призываю всех вас воспользоваться нашим правом, конституционным правом, прописанным в статье 102 Конституции, и проголосовать за то, чтобы российские войска введены были на территорию соседнего с нами государства и оказали всякое содействие гражданам, нашим российским гражданам, находящимся там. Спасибо большое.

С.Н. Рябухин, председатель Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам: Уважаемые коллеги! Десятки бюджетообразующих предприятий и отраслей Украины завязаны в промышленном, экономическом и финансовом смысле и глубоко интегрированы в экономику Российской Федерации. Миллионы граждан Украины работают на предприятиях машиностроения, тяжелого машиностроения, двигателестроения, авиастроения, судьба этих людей непредсказуема. Для того чтобы обеспечить экономический эффект от той финансовой помощи, которую мы уже направили в Украину и которую еще предстоит направить, необходимо восстановить конституционный порядок. То, что произошло, та общественно-политическая обстановка, которая сложилась в Украине в результате переворота, требует немедленной реакции со стороны России.
Я поддерживаю предложение по использованию Вооруженных Сил в целях наведения конституционного порядка в Украине.

А.А. Чекалин, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности:Я, как и многие из нас, имею исторические корни в Украине. Мы – один народ, говорящий на одном языке, проповедующий одну религию, имеющий одну историю, в том числе землю, политую российской кровью при защите ее от фашизма.
Я прошел все горячие точки уходящего Советского Союза и новой России и точно знаю, что добро должно быть с кулаками, адекватными реальным угрозам. Нас долго вынуждали на возможные действия по принуждению к отказу от угроз интересам России и издевательств над своим народом кучки самозванцев в Киеве.
Наше сегодняшнее решение о возможном применении мер по защите интересов России, украинского народа строго основано на Конституции Российской Федерации, основах международного права, стремлении к миру и безопасности на планете Земля.

В.Н. Шнякин, член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности: Обращение нашего Президента в Совет Федерации я бы охарактеризовал как ответственное, мужественное, своевременное и объективно необходимое.
Кто пришел к власти в Киеве? Радикалы, националисты, бандеровцы, фашисты. За последние десять лет американцы вложили более 5 миллиардов в создание тех сил, которые сегодня пришли к власти, что создало, как мы видим сегодня, безвластие.
И Президент взял на себя всю тяжесть ответственности за дальнейшее развитие событий, которые имеют место быть на Украине, и обратился к нам. Естественно, я предлагаю поддержать это решение и пожелать нашим частям, подразделениям Вооруженных Сил успехов в выполнении задачи Верховного Главнокомандующего.

А.В. Беляков, член Комитета Совета Федерации по экономической политике: Я хотел бы обратить внимание на то, что сегодня в целом ряде регионов Украины намечены даты референдумов, где жители Украины в условиях, когда президент оказался в отъезде и не имеет возможности управлять государством, и существуют самопровозглашенные, избранные на майдане, нелегитимные органы... Естественно, носителем власти является сам народ. И там намечено проведение референдумов.
Я бы предложил в продолжение того, о чем Вы сказали, профильным комитетам по международным делам и по конституционному законодательству рассмотреть возможность внесения законодательных поправок в российское законодательство по взаимодействию в случае, если появятся на территории Украины (если появятся) самостоятельные субъекты.

Заключительное слово В.И.Матвиенко: Я хочу сказать о том, что действительно ситуация экстраординарная. Продолжается эскалация политического кризиса, продолжаются насилие, угроза жизни гражданам, проживающим на Украине, и нашим соотечественникам, и гражданам Российской Федерации...
Были осуществлены практически нелегитимный захват власти, грубое попрание Конституции и законов Украины, грубое попрание прав человека, преследование людей по политическим, религиозным, национальным и иным признакам. Та ужасающая националистическая риторика, которая звучала от некоторых лидеров майдана, те решения, которые были приняты как первоочередные при том глубочайшем экономическом кризисе, который проходил и проходит сейчас в Украине, убедили нас в том, что невозможно в этих условиях соблюдать права граждан, права русскоязычных граждан и в целом украинского народа. Когда осуществляются насильственные захваты органов власти, насильственные действия по отношению к органам власти, попытки закрыть средства массовой информации, закрыть рот прессе, которая пытается объективно отражать происходящее, когда уже начинается противодействие на религиозной основе и так далее, и так далее, дальнейшая эскалация ввергнет Украину, украинский народ, наше братское соседнее государство в хаос, к чему мы не можем быть безучастными...
Сегодня Совет палаты от вашего имени, мы это тоже с вами проговорили и согласовали, выступил с заявлением и следом – с обращением к Президенту принять исчерпывающие меры, все те, которые обеспечат стабильность на Украине, на границах с Россией, безопасность людей, недопущение нарушений и попрания прав человека. И, прочитав наше обращение, обращение Государственной Думы, Президент счел необходимым пойти вот на такие шаги. И речь идет только о том, чтобы помочь стабилизировать общественно-политическую ситуацию.


Итак, 1 марта было принято решение о том, что Российская Федерация имеет право вмешаться в общественно-пролитическую ситуацию на Украине путем ввода войск. Решение было отменено 25 июня, и все это время "ополченцы", захватившие значительную часть Луганской и Донецкой областей, надеялись, что вот-вот, не сегодня, так завтра, российская армия перейдет границу Украины. Не просто надеялись, они были в этом уверены.

- Узнала Красная Армия про нашу беду. Затрубили трубачи во все трубы сигнальные. Забили барабанщики во все громкие барабаны. Развернули знаменосцы все боевые знамена. Мчится и скачет на помощь вся Красная Армия. Только бы нам, Мальчиш, до завтрашней ночи продержаться.

Красная Армия никуда, кроме Крыма, не примчалась. Ни в апреле, ни в мае, ни в июне. Присланный из Москвы командир террористов Гиркин-Стрелков до последнего как мог пытался поднять боевой дух бойцов, обещая им военное вторжение России. Наконец, в ночь с 1 на 2 июля он обратился к ним:

- Вам придется во всем полагаться на себя и на своих командиров. Я все же верю, что Россия в критический момент придет на помощь. Это придает нам всем стойкости.
Надеюсь, что понимание необходимости вмешательства все же придет раньше, чем наши отряды будут перемолоты в неравных боях. И я прошу вас — держитесь!


Чтобы понять, что произошло: передумал ли Путин вводить регулярные войска под влиянием неких веских обстоятельств или с самого начала не планировал этого делать, вернемся к началу проекта "Новороссия". Мы точно знаем дату, когда этот проект родился.

Read more...Collapse )

#ЗатоКрымнаш: чем живут новые граждане России
gugagi
крым

Палатка, вино и тотальное отсутствие денег. Корреспондент Тайги.инфо решился провести отпуск в Крыму, который вдруг стал «нашим», и выяснил, что сибирякам там будет немного легче, чем «москалям».

«Вчера ходила делегация, замеряли, как мост будут строить», — разговорился бомбила, подвозивший меня и еще троих незнакомых людей с краснодарского автовокзала до Порта Кавказ. На бардачке у него красовался флаг ВДВ РФ. Договорились на 1,2 тысячи рублей с каждого. Добраться можно и дешевле: автобус сразу до Феодосии обойдется в 950 рублей.

С нами ехала и жительница Крыма: торопилась на «последний звонок» к сыну в Керчь. «А когда у вас в России последний звонок?» — спросила она, забыв о новой геополитической реальности.

Дорога из Краснодара до переправы в дневной час пик занял примерно 3,5 часа. Когда ехали вдоль Черного моря, можно было наблюдать туристические базы (худшая на вид называется «Крымчанка»), стоящие за мощными заборами. Особенно выделялся белокаменный особняк, обнесенный земляной насыпью и охраняемый солидными дядями за четырехметровыми кованными воротами.

В очереди на переправе можно простоять часов восемь. На майские праздники люди ждали по трое суток

На переправе встретил школьного товарища, который добрался из Новосибирска автостопом за шесть дней. Успели на отходивший паром, оказавшийся греческим. Соответствующей была и команда, принципиально не говорившая по-русски. Если кто вдруг захочет повторить маршрут, следует знать, что для покупки билета на паром нужен паспорт. Позже его проверят еще раз — чтобы узнать, не разыскивает ли вас полиция и не похожи ли вы на кого-нибудь из 30 бритых парней, фотографии которых висят на КПП.

Паром идет не больше получаса. Если поехать на своем автомобиле, в очереди на переправе можно простоять часов восемь. На майские праздники, как рассказали в Краснодаре, люди ждали по трое суток. Пассажирам автобусов тоже, конечно, приходится ждать дольше, чем пешим путешественникам, но автобусы хотя бы пропускают без очереди.

Последний банкомат Сбербанка остался в том же КПП. Рассчитываться с помощью карточки на полуострове не получалось, везде срабатывала только наличка. 29 мая в магазинах на крымской стороне переправы продавцы не брали гривны, хотя по закону должны были продолжать до 1 июня. У одного солдата, которых, кстати, переправлялось туда-обратно довольно много, не стали брать 10 гривен вместо 10 рублей, хоть это в три раза больше. Люди даже специально переправляются через пролив, чтобы просто снять деньги.

«Правильно? А то ничего в этом не понимаю» — наверно, впервые в жизни рассчитался российскими рублями местный дед в маршрутке до Керчи. Крымские перевозчики должны отлично вписаться в российскую эстетику: при декларируемом проезде в три гривны они спокойно округлили рублевый эквивалент до 10, а при подешевевшем бензине продолжают повышать тарифы.

До начала туристического сезона цены на основные продукты были примерно на треть ниже новосибирских. При этом в кофейнях уже продавали бокал пива за 250 рублей, а средний чек выходил порядка 600. Есть и недорогие столовые по типу «Вилки-Ложки».

До начала туристического сезона цены на продукты были на треть ниже новосибирских. При этом в кофейнях уже продавали бокал пива за 250 рублей

В керченском кафе, первом на нашем пути, обнаружился WI-FI, а с мобильным интернетом здесь просто никак. По крайней мере, у «Мегафона» и МТС. Хотя с голосовой связью и SMS все нормально, несмотря на то, что операторы цепляются к сети MTS UKR. «Вы пытаетесь зайти из необычного места» — сообщил «Вконтакте» моему знакомому, высветив на дисплее шесть рядов иероглифов. Позже смартфон всё же приспособился к WI-FI «нашего Крыма».

Люди же пока не адаптировались к тому, что однажды проснулись в России. В кассах почти нет российских денег, мелочи нет вовсе. «Пенсии-то подняли и зарплаты врачам-учителям, а средняя зарплата как была 8000 рублей, так и осталась», — жаловались местные.

А еще крымчане реально боятся — «националистов» и новой киевской власти, которая уже пообещала вернуть Крым. «Вы пятая колонна? Палатки у вас... Оккупай какой-нибудь?» — то ли в шутку, то ли на полном серьезе спрашивали нас, двух коротко стриженных белокожих парней в спортивной одежде. Старушка сурово косилась на оранжевое полотенце на палатке товарища: «Это что, оранжевая революция?!»

Решили заночевать в Керчи прямо на набережной возле верфи. «Буду сегодня вечером водку пить и сказку рассказывать, как вы поставили палатки, и вас не покалечили» — посмеялся на утро рыбак над сибирской самонадеянностью. Выяснилось, что мы выбрали «место в самом неблагополучном районе». И что он в свое время «отдыхал в новосибирском студгородке, ну, когда молодой был».

«Вы не с пятого сектора?» — поинтересовалась у нас жительница Феодосии. «Откуда?» — не поняли мы. «Ну вы же с „Правого сектора“?! — настаивала женщина, вероятно, подметив некое сходство между мной и Ярошем. — А то вчера двоих тоже с рюкзаками задержали».

В целом же оказалось, что все местные довольно отзывчивы, а молодежь, впрочем, как везде, несколько груба и задириста. Но мы, в крайнем случае, всегда могли сказать, что из Сибири, причем один из нас проехал полстраны автостопом — это решало все проблемы и вызывало, кажется, искренние улыбки.

Не бросалось в глаза, что жители Крыма делят себя на «русских» и «украинцев», хотя это несколько месяцев назад легло в основу судьбоносного референдума

Крымчане показались все-таки больше украинцами, чем русскими. Про принадлежность к враждебным силам нас спрашивали исключительно на чистом русском. Людей с прекрасным говором, который делает любое высказывание похожим на целую историю, было больше, и о «Правом секторе» они, кстати, не спрашивали. И вот как-то не бросалось в глаза, что жители Крыма делят себя на «русских» и «украинцев», хотя это еще несколько месяцев назад легло в основу судьбоносного референдума.

Туристы ждут долгих июньских выходных, и крымские пляжи пока пустуют. После Керчи остановились в Приморском — очевидно, когда-то довольно большой курортный город превратился в придорожную деревню, в которой заправляют армяне, держащие местный общепит. Почти два десятка советских девятиэтажек прямо на въезде в городок брошены, еще десять домов — на выезде.

Не понравилось отношение крымчан к местным памятникам архитектуры, которые теперь, вероятно, придется вносить в общероссийский реестр. Прекрасная лестница эпохи Николая Первого на высоту Митридат в Керчи буквально крошится под ногами. В Феодосии на территории средневековой крепости находится рыбсовхоз, сотрудники которого, больше похожие на алкоголиков и челноков, запрещают проходить в крепость, хотя на здании ее Кремля висит табличка «памятник архитектуры».

О присоединении Крыма здесь лучше не разговаривать. Не все так уж однозначно рады, и никогда не предугадаешь, как отреагирует собеседник. Два искрометных умных мужика, объяснявших, что лучше выбрать — Коктебель или Щебетовку, в итоге сами на повышенных тонах заспорили о вхождении в состав России. Поэт из Щебетовки был «за», а родившийся во Львове бывший полковник Советской армии из Коктебеля — против. «Двадцать тысяч украинских солдат смотрели, как заходят русские, а им говорили: „Ждите, ждите, ждите приказа!“» — воспроизвел на мове уроженец Западной Украины, негативно высказавшийся о солдатах, носивших украинский флаг, но отдавших Крым без сопротивления.

О присоединении Крыма лучше не разговаривать. Не все так уж рады, и никогда не предугадаешь, как отреагирует собеседник

Его и поэта успокоить удалось. А немного похожий на футболиста Андрея Шевченко парень, подвозивший нас на раздолбаной «шестерке» из бухты, где снимался эпизод «Бриллиантовой руки, в Коктебель, сам резко и с наездом спрашивал: «А вы считаете нормальным, что Россия захватила Крым?» И несколько раз повторял потом: «Ладно, вы с Новосибирска, не бойтесь».

В таких случаях выручала фраза товарища «Мы за мир во всем мире». При этом мнения у нас с ним по поводу возвращения полуострова противоположные: он мне про фашизм, а я ему — об аншлюсе и тяжелой ситуации с бюджетами регионов. Но когда есть личный пример, как ни пытайся, не найдешь вторую точку зрения. Наш знакомый Денис, уехав из Новосибирска в Киев, обзавелся семьей и устроился диджеем, но после февральского переворота его, как русского, никуда не берут. Он может уехать, но у него нет денег, чтобы перевезти девушку, гражданку Украины, и сына, а заработать ему не дают.

«Жена у меня сибирячка, а сам я крымский, — рассказал во время очередной дегустации прекрасного коктебельского вина местный таксист. — Предложила как-то годик там пожить, я на 23 года в Красноярске и остался. Про Новосибирск помню, что въезд в город был сразу с четырьмя постами ГАИ, и они со всех брали — до пяти миллионов рублей в день выходило, а потом их прикрыли, громкое было дело».

По дороге домой разговорился с российским контрактником из морской пехоты в гражданке, который ехал к девушке в Темрюк. Рассказал, как их подняли по тревоге еще в феврале и за месяц до референдума отправили на северную границу Крыма. Первые дни они рыли окопы и спали в БТРах, потому что палаток не было. А потом была и одежда «Беркута», и нашивки «вежливые люди», змеи и огромные сороконожки, и кривляния для проезжавших на поездах туристов — просто потому, что нечего было делать. И ни одного выходного. В его батальоне оказался один «двухсотый» и один «трехсотый» — срочник, которому попали в шею из СВД, все еще в госпитале. Показал мне удостоверение к медали «За возвращение Крыма», назвал ее бесполезной железкой, не дающей никаких льгот, и сказал, что увольняется — сразу после первого срока контракта. Таких же в своем батальоне он насчитал порядка 150 человек.

Ярослав Власов

Источник: http://tayga.info/details/2014/06/12/~116874

Казаки терроризируют украинского священника
gugagi
Оригинал взят у timur_nechaev77 в Казаки терроризируют украинского священника

С размахом
gugagi
Оригинал взят у avmalgin в С размахом
Штатное расписание конторы в Ольгино.

Троллям за работу в ЖЖ платят 2.150 рублей за смену.

Read more...Collapse )

Аэропорт Гибралтара
gugagi
Аэропорт Гибралтара – один из немногих, в котором взлётно-посадочную полосу пересекает автомобильная магистраль.

Аэропорт находится у подножия Гибралтарской горы и является собственностью Министерства обороны Англии. В основном используется для военных необходимостей, но кроме того принимает и рейсы гражданской авиации – в Англию и Испанию. Имеет одну взлётно-посадочную полосу длиной 1829 м, и находится всего лишь в 500 м от центра города.

Пара светофоров регулирует движение транспорта в то время, когда самолеты приземляются, либо взлетают. К счастью, аэропорт Гибралтара – слабо загруженный аэропорт. Он обслуживает всего лишь примерно 30 рейсов каждую неделю.





Уроки патриотизма
gugagi
Оригинал взят у avmalgin в Уроки патриотизма
Новость от жуликов и воров:

депутат

Открытый урок «МЫ – ВМЕСТЕ» вчера провел для старшеклассников краснодарской гимназии № 36 депутат Госдумы России от Краснодарского края, член фракции «Единая Россия» Александр Ремезков.

Этот урок стал одним из цикла мероприятий, которые по всей стране проводят региональные отделения партии «Единая Россия», чтобы разъяснить студентам и школьникам суть Обращения Президента России к Федеральному Собранию 18 марта 2014 года о присоединении Крыма и рассказать о перспективах развития новых субъектов Российской Федерации – города федерального значения Севастополя и Республики Крым...

И взрослые, и юные участники «открытого урока» сделали небольшой экскурс в историю и активно обсудили перспективы сотрудничества Кубани и Крыма - и «шефство» края над Ленинским районом республики, и такие мега-проекты как создание транспортного перехода через Керченский пролив, строительство новой электростанции в Новороссийске, которая обеспечит энергией оба региона.

Ученики 11 класса гимназии выступили со слайд-презентациями на тему сотрудничества с Крымом, прошлого и будущего полуострова. На уроке подвели итоги тематического конкурса рисунков, в котором участвовали ученики 10-го класса. Депутат Александр Ремезков вручил памятные подарки победителям и благодарственные письма самым активным участникам урока.

«Каждый депутат в своем избирательном округе будет продолжать эту работу, доступно объяснять школьникам и студентам суть произошедшего исторического события - воссоединения России и Крыма, - подчеркнул депутат, - Ведь именно от молодежи зависит дальнейшее развитие нашей страны, которая стала еще больше и сильнее. И, сегодня очень важно воспитать в молодых людях гордость за свою страну и желание работать на благо Родины».


ОТСЮДА

Какая трогательная забота о подрастающем поколении. Все школьникам объяснил, все рассказал. На фото вверху - вот он, наш депутат, в центре кадра, окруженный благодарными юными слушателями.

Жаль, что "единоросс" Ремезков не смог все это рассказать и объяснить своим собственным детям. Потому что живут и учатся эти дети далеко от любимой Родины (недавно нам об этом рассказал Сурен Газарян).

Старший сын, Степан Александрович Ремезков, в России бывает очень редко. С 2005 года он учился в элитных частных школах Великобритании: Malvern College, Fettes College, CATS Canterbury College, а в 2009 году переехал в Соединенные Штаты, где закончил военный колледж Valley Forge (вот он справа, с друзьями - будущими натовскими офицерами).



После колледжа депутат Ремезков отправляет Степана в дорогой частный университет Hofstra в Нью-Йорке, где он учится как раз в то время, когда его папа, замглавы комитета ГД по законодательству, вносит на рассмотрение законы о запрете усыновления российских сирот американскими семьями и об иностранных агентах. Разумеется, приходится навещать сына в США (на фото - семья Ремезковых в музее Тюссо в Нью-Йорке, папа дружески приобнял президента Обаму).



К этому времени в России не живут и другие дети Александра Ремезкова. Средний сын Николай c 2008 года учится в Великобритании в частной школе Malvern College, которую закончил и старший брат Степан (как удобно, что все младшие Ремезковы завели себе аккаунты Вконтакте, и мы можем там увидеть все эти фото).



Наконец, в сентябре 2012 года в Вену переезжает  младшая дочь Ремезкова Маша, которая серьезно занимается гимнастикой.



Папа не забывает выписать для нее личного тренера.



Не удивительно, что уже в мае 2013 года на соревнованиях в Любляне Маша Ремезкова выступает за Австрию.



На фотографиях страницы ВКонтакте у Марии Ремезковой– Ницца, Мальдивы, Нью-Йорк, Лондон, но нет ни одного снимка из Краснодара.
Зато есть фото яхты «Destiny» на рейде Стамбула.



Известно, что на этой яхте отдыхает губернатор Ткачёв, а стоит она в Сочи рядом с яхтами Путина и Медведева.

Как было бы патриотично, если бы единоросс Ремезков собрал бы по всему миру всех своих детей и на этой яхте привез их, например, в Крым, а там на лето поселил бы в пионерском лагере "Артек". Там ведь так хорошо, в Крыму, правда? Надо же "воспитывать в молодых людях гордость за свою страну и желание работать на благо Родины".


Своих не бросаем
gugagi
Оригинал взят у svetik7716 в Своих не бросаем
Оригинал взят у svetik7716 в Своих не бросаем

Привет тебе, мой друг!

Вот и отчет о поездке в Смоленскую область к нашим подопечным бабушкам.  Наша команда -  это обычные волонтеры, которым не сидится дома, а хочется что-то сделать нужное и прекрасное. Мы ездили 28 апреля, хотели поздравить всех наших бабушек  с наступающими праздниками 1 и 9 мая. Взяли мы с собой в дорогу: цветы, вино, много продуктов, подарков  и конечно наши улыбки.  К концу поездки улыбаться  уже не было сил,  а последняя бабушка  вообще довела  нас до слез... но обо всем по порядку.

В первый раз мы поехали в Смоленскую область в 2012 году, пообщались с начальником Центра социального обслуживания, он нас познакомил с одинокими бабушками, которым не хватало денег на лекарства и еду. В домах у некоторых не было холодильников и телевизоров.  Мы включились и начали помогать, закипела работа...  И так прошло два года, за это время мы приезжали к нашим подопечным семь раз, привозили продукты, вещи, телевизоры.  Мы и сами не заметили как втянулись в это и стали походить на ребят из рассказа  Гайдара "Тимур и его команда".
Почему именно мы?  Фонды в основном занимаются  помощью домам престарелых , а частным лицам, одиноким пенсионерам, почти никто не помогает, и сидят они в своих ветхих домиках без газа, воды и отопления и смотрят новости по TV, выращивают в огородах картошку, огурцы и копят деньги на дрова на зиму, ведь накопить надо 12.000 рублей - это две машины дров, а при пенсии 6.000 это сделать не так-то просто.


Очень хотелось этот отчет сделать позитивным и радостным, но ты уж не взыщи, мой друг, как получилось...



Путевые заметки волонтера и фотохроника событий.

1. Село Тесово, здесь мы были  не один раз, тут живет худенькая, одинокая старушка - Валентина Григорьевна, ей 76 лет. Пенсия маленькая, 5.900, не хватает денег  на лекарства и еду.
Очень любит чай и сладости, которые мы ей привозим. Недавно мы начали помогать бабушкам дистанционно - всю зиму отправляли им посылки. Бабушек много, а нас, волонтеров, мало и поэтому мы щедро делились адресами со всеми вами, друзья. И вы не подвели нас, каждая бабушка получила по посылке, а некоторые и по две.  Вот и Валентина Григорьевна получила бандероль с подарками, письмом и детским рисунком. Теперь этот рисунок висит у бабушки на стенке около кровати и радует ее своей гармоничной детской красотой.

- Вот посмотрите, мне какой рисунок прислали, еще бандероль с продуктами и письмо, такое душевное, а как читаю, сразу плачу..

конец апреля 099.JPG




2. Надежда Алексеевна, после инсульта, на половину парализована, пенсия 5.500.  К ней тоже пришли посылки от вас друзья, и благодаря этому бабушка смогла сэкономить деньги себе на  дорогие лекарства. А коробки от посылок "Почта России"  нашли свое новое  применение, в них теперь кошки живут со своими котятками.



конец апреля 106.JPG

Read more...Collapse )


Боты — новые солдаты.
gugagi
Как показывают последние события, информационная война, ведущаяся в сети, сейчас реальнее настоящей. Руководитель организации, работающей на власть, на условиях анонимности рассказал Даниилу Туровскому о том, как подкупаются блогеры, заказываются DDoS-атаки и формируется общественное мнение.

— Как вы начали заниматься интернет-войнами?

— В конце 2011 года, когда начинались протесты, мне предложили попробовать этим заняться. Я начал с какой-то фигни, блогеров, максимум — редких заказух для журналистов. На мне были, как говорится теперь, «мурзилки». Они за определенную плату отрабатывали повестку, организовано это было примерно так: собирался пул «мурзилок», и всем им в девять утра присылался брифинг. Там указывалось, как и на что они должны обращать внимание в течение дня, как обыгрывать, какие акценты где ставить. Они должны были работать — не один пост написать, а транслировать и поддерживать повестку постоянно. Блогеров этих искали банально в «Жан-Жаке». Есть же определенная тусовка. Приходишь, смотришь: кто-то, может, в деньгах нуждается, кто-то, может, не совсем ярый оппозиционер. Выцепляли кого-то, предлагали попробовать: тысяч за пятнадцать написать про какого-нибудь проворовавшегося главу управы Бибирево. Человек думал примерно так: благое дело, еще и денег получу, девочку в «Жан-Жак» свожу. И так ты ему раз, два, а на третий говоришь: «Напиши-ка про Навального». Он отказывается. Говоришь: «Ха, ты хочешь, чтобы все узнали, что ты уже брал деньги?» Естественно, мы объясняли, что полная анонимность гарантируется, но после сверхскандала со взломом почты Потупчик, у которой тоже были такие люди, все очень боялись (в начале 2012 года была якобы взломана почта пресс-секретаря молодежного движения «Наши» Кристины Потупчик и в общий доступ попала переписка с рядом проплаченных блогеров. — Прим. ред.). Но мы делали все аккуратно, вплоть до того, что люди регистрировали себе тайные почты, чувствовали себя суперагентами и вживались в такую роль. Когда ты деньги им передавал — всегда наликом, естественно, — они оглядывались, проверяли, нет ли кого рядом, будто траву покупают.

— Откуда вы получали то, что нужно публиковать и распространять по «мурзилкам»?

— Мне повестка спускалась сверху, из кругов рядом с администрацией президента. Нас можно называть информационным сопровождением, медиаконсультантами, отделом пропаганды. Я пришел, когда работа в интернете уже шла. И не застал, например, комментарии за 85 рублей. Да и мне казалось это проигрышной работой. Этим занимались люди из молодежных движений. У них денег много было, и нужно их было на что-то давать. Поэтому они сидели в ЖЖ и писали совершенно бессмысленные комменты. А по хэштегам работали на моей памяти до путинского юбилея (октябрь 2012-го. — Прим. ред.). Тогда еще писали более-менее живые люди, потом это дело отдали ботам. Сейчас, когда оппозиция выводит какой-нибудь свой хэштег в топ, мы его сразу начинаем засорять. Самый низший сотрудник пишет твит, этот твит отдают специальному человеку, а он его заливает в машину, которая запускает ботов с хэштегом. 85% твитов пишут боты, 15% твитов пишут живые и более-менее известные люди, чтобы создать видимость. Это самое дно информационных войн.

— Как выдавались задания для «мурзилок»?

— Материалы «мурзилок», на мой взгляд, очень легко распознать. И я удивляюсь, когда люди начинают обсуждать их серьезно. Заказные тексты всегда пишутся по структуре: даются пунктов пять, потому что мы не можем довериться журналистам или блогерам полностью. И видно, как по этим пунктам пишут. Вот по Украине, например. В материалах обязательно должны были упоминаться «бандеровцы», «историческое наследие». По Навальному материалов тоже полно. Как-то внезапно о нем начали мнение менять, да? Вдруг все вспомнили, что он националист. Но в начале 2013 года система «мурзилок» была признана неэффективной. Многое поменялось с приходом новой администрации (президента. — Прим. ред.). Новая команда урезала финансирование, хотя до этого бюджеты были неограниченными и задача была такой: чем больше ты купишь журналистов и блогеров, тем лучше. Их сажали на зарплаты до 90 тысяч рублей в месяц. Больше получали только топ-блогеры.

— Это кто, например? Варламов?

— Да, вроде Варламова. После взлома почты Потупчик там фигурировали суммы 200–300 тысяч, но я думаю, ему доходило меньше. Хотя он своим человеком считается.

— Теперь «мурзилок» стало меньше?

— Да, из-за сокращения бюджетов. Да и сейчас запущена другая политика. В начале 2013 года мы носили отчеты и писали докладные, что надо делать контрповестку. Все поддерживали. Так появился, кстати, kontr.tv. Если бы они не начали жутко пилить деньги, думаю, по сей день бы работали. По мне, это было пошлое, но живое. Но к весне 2013 года поставили другую повестку: просто начали закрывать издания. Зачистку проводят. Люди, которые принимают решения по таким вопросам, вовсе не либералы и не тонкие медийщики. Они решают так: «Есть угроза? Надо ликвидировать угрозу».

— Сегодня остались еще угрозы?

— Думаю, нет. Давят на «Ведомости», но это скорее меры запугивания. Честно скажу: сейчас не самое лучшее время, чтобы быть журналистом в России. Владимир Владимирович понял, что раз можно организовать европейские курорты в Сочи, значит, можно и правильную журналистику организовать в Москве. Все последние новости из медиа являются частью этой политики создания СМИ, которые будут красивые, но свои. Как Russia Today. Сейчас займутся «Россией сегодня» активно, потому что нужно будет закрывать выборы в Мосгордуму.

— После «мурзилок» вы чем занялись?

— В конце лета 2012 года мне захотелось идти дальше. Я занялся спичрайтерством. Пописывал тексты в кремлевские издания — от politonline.ru до «Взгляда». Однажды мне выпало написать текст для газеты «Завтра» — после него со мной связались и предложили пойти работать в один холдинг, который делает блоги, новости и даже мини-телевидение. Там я стал заниматься пропагандой более действенно. Делал сюжеты, приглашал в блоги писать пропутинских людей вроде Дугина и Кургиняна. В это время я уже ушел в глухое подполье информационных войн. Раньше я мог что-то публиковать сам, теперь стал заниматься планированием и организацией.

— И вы там же сейчас работаете?

— По сути, там же. Это горизонтальная, ветвистая структура. В Москве я знаю восемь отделов, занимающихся информационными войнами. У всей инфопропаганды есть один начальник. У этого начальника есть три зама. С этими тремя замами все и работают, каждая группа по своему сегменту. Кто-то ведет Изборский клуб Проханова, по патриотам работают — я им не завидую; когда мы встречаемся, они жалуются, что не могут больше слушать про Сталина, водку и империю. Возле них крутится много бизнесменов — один выделяет свой самолет, чтобы они летали на свои заседания. Эти старые пердуны очень далеки от интернета. Я разговаривал как-то с Прохановым, а он попросил, чтобы картинка двигалась. Я спрашиваю, какая картинка. Он: «Вот у Мишки Леонтьева двигалась картинка на сайте, я тоже так хочу».

— Приведите пример события, которое обыгрывалось вами по заданию сверху.

— Да тот же суд Навального последний (7 марта 2014 года. — Прим.ред.). Пришел брифинг: ожидается суд и митинг у суда, надо сформировать негативное мнение об этих людях и позитивное мнение об аресте Навального. Когда люди приходят к суду, мы начинаем смотреть, кто именно пришел. Начинает работать отдел мониторинга, он просматривает, что пишут с места, какие фотографии выкладывают. Находим вещи, за которые можно зацепиться, и начинаем на дружественных площадках выпускать материалы вроде «Вот, смотрите, содомиты пришли на марш» или «Надежда Толоконникова с курицей». И таких мелочей не две-три набираем, а много — получается соответствующий информационный шум.

— Сколько существует таких «дружественных площадок»?

— Порядка десяти — и еще 20–30 таких, на которые нужно слегка надавить. В свое время денег было очень много, скупали вообще всех. Проще всего было брать молодых журналистов. Сейчас они подросли — и выросло поколение людей, которые брали деньги у Кремля, а теперь работают типа независимыми журналистами. Не могу назвать ни одного издания, где бы они не работали.

— Вам на журфаке на третьем-четвертом курсе людей нужно искать.

— Я года два назад на журфаке проводил почти все свободное время. В Eat & Talk (кафе рядом с журфаком МГУ. — Прим. ред.) приходишь — и все. Я даже в Rolling Stone нашел человека. Люди крайне алчные, а Москва — очень дорогой город. За какие-то события журналисты получали деньги даже за нейтральное освещение. Например, за Селигер. В 2012 году покупались все, даже в оппозиционные СМИ получалось провести публикации. Я спрашивал об этом, а они потом оправдывались: «Ну знаешь, это смахивает на клановую борьбу, а взять деньги у врага, чтобы навредить другому врагу…» и так далее. Суммы для журналистов могут быть до 120 тысяч. 70 тысяч журналисту «Коммерсанта» давали. Но сейчас нет пула журналистов, которые обязательно будут публиковать джинсу, это слишком палевно. Их всех более-менее раскрыли, и они пишут теперь оппозиционно. Особенно круто, когда пишут материалы на основе источников в АП. В 99% случаев источник из АП — это подружка-нашистка. У меня был случай, когда один довольно именитый журналист с «Красного Октября» мне рассказал инсайд, который выдумал я сам. Он старше меня, рассказывал: «Мои источники говорят…» — а я сижу и даже не знаю, что сказать, потому что это было моей выдумкой.

— Он не знал, чем вы занимаетесь?

— Многие примерно знают. Но это же все размыто.

— У вашего отдела пропаганды есть офис?

— У меня нет трудовой книжки и нет никаких письменных договоренностей. Единственное — я расписываюсь за бюджет, который мне выдают. У нас есть офис, который мы сами снимаем на выделенные нам средства. Не знаю, откуда эти деньги берутся и как они проходят, мы все получаем наличными. Пишем записку на имя одного человека, и деньги нам дают. В офисе у нас постоянно сидят люди из службы мониторинга, часто там ночуют. Нас обвиняют — вот, бездельники ­путинские, им платят за лояльность, а они не работают. А ты думаешь после третьей ночи без сна — ну блин. В нашей команде восемь человек: два человека из службы мониторинга, остальные никак не делятся по должностям, но, по сути, мы все идеологи. У нас нет строгой иерархии. В другом похожем отделе чуть ли не военная организация. Ею руководит одно известное всем лицо, но сам он ничего не делает, а является посредником между источником денег и сотрудниками. Мы все делим поровну.

— Вы сами материалы не пишете?

— Очень редко приходится писать. Мы собираемся с утречка на планерку, рисуем на доске, кто что может закрыть, у кого где есть. Есть списки наших журналистов или списки журналистов, с которыми можно поговорить и пойти выпить. Есть список журналистов, на которых не выходят. Возглавляет его Илья Барабанов. Людям из этого списка нельзя ничего предлагать, потому что они точно все вскроют.

— Кто еще в списке?

— Олега Кашина там нет. Но я не буду называть людей, потому что точно коснусь неаккуратных берегов.

— «Спутник и погром» есть в списках сотрудничающих?

— Не знаю. Я не буду говорить… Как-то слишком хорошо все у ребят складывается. Слишком хорошие дизайнеры. Сам зачитываюсь. Я по Крыму использовал их тексты, открывал и думал — блин, чувак, я бы тебя прямо сейчас на зарплату взял, только не прокормлю, потому что сам люблю поесть. Мы берем тексты Просвирнина, пару абзацев, что Путин плохой, убираем — и все готово.

— Вы говорили, существует восемь организаций вроде вашей. Бывают общие встречи?

— Разумеется. Мы общаемся, проводим общие совещания. Нас собирают, и проводят редколлегии люди сверху.

— Кто из ваших людей занимается DDoS-атаками?

— Это наемные люди. Есть такие, которые в обычное время накручивают фолловеров и пиарят ролики на ютьюбе. Этим занимаются выходцы из молодежных движений, которые во времена вливания денег в интернет-развитие пооткрывали технических студий. Более того, Навальный покупал у этих же людей раскрутку своих постов. Это было в 2012 году. Вышел человек Навального на нашего человека, договорился, заплатил денег за накрутку шеров и лайков — но это был серый нал, поэтому, конечно, его кинули. Вообще, сделать чистых семьсот ретвитов очень легко. Эти ребята наделали фишинговых приложений для твиттера вроде «Узнай свой психологический возраст» и получали доступ к аккаунтам небдительных граждан. А не все ведь следят, что они ретвитят.

— У Тины Канделаки, Владимира Соловьева сколько настоящих подписчиков?

— Все пропутинские звезды накручены. Когда какой-нибудь человек начинает за нас выступать — мы подарки дарим. У Бурматова и других пропутинских блогеров живых фолловеров процентов двадцать. Я намекал Соловьеву, что, может, у него не совсем живая аудитория, но он уверен, что живая. Хотя Соловьев, конечно, популярнейший, живых тысяч тридцать точно у него есть. Еще и потому, что когда ты фолловишь Медведева, то сразу Соловьева рекомендуют добавить.

— Медведева накручивали?

— Да. С этим смешная история связана. Человек, который накручивал, накрутил лям с лишним, хотя понятно, что у Медведева и так очень много подписчиков будет. Так вот, человек, накручивавший Медведева, накрутил себе столько же. Над ним смеялись свои же и прозвали королем твиттера. Навальный тоже каждый пост проплачивает, у него есть своя команда и почти те же схемы. Они действуют аккуратно и не накручивают жестко. Во время избирательной кампании в мэры Навальный покупал себе интервью, например на сайте rap.ru, а за аватарку Навального в MDK отдали 800 тысяч рублей.

— Давайте вернемся к DDoS. То есть может спуститься команда — ддосим, например, «Эхо Москвы»?

— Совершенно верно. Хотя «Эхо Москвы» никто из наших не ддосит. Нам сказано его не трогать. Чаще всего ддосится ЖЖ, потому что главная, по мнению центра, опасность — это блоги.

— Есть решение, как бороться с зеркалами Навального?

— На него уже всем все равно. Его из группы риска вывели. Поляна зачищена почти полностью. А проблема с блогами в том, что они деперсонализированы. Одну мысль могут выразить сто блогов. Все сто закрыть нельзя. Поэтому — во избежание — ддосится вся платформа. Когда был арест Навального, например. Очень интересно наблюдать за твиттером, когда происходят какие-нибудь события. Сразу начинается борьба между пятеркой топовых пропутинских блогеров, кому больше всего ретвитов накрутят. Почти вся работа с блогами идет на отчет. Поэтому отделы накручивают своих блогеров, чтобы отчет в конце месяца лучше выглядел, — тогда денег больше дадут.

— Насколько вы чувствуете себя бойцом информационной войны?

— Вначале себя чувствовал очень ярко. Мне казалось, что мои десять «мурзилок» — это вообще. Пропаганда идет всегда бомбежками. Это не один пост, который все обсуждают. Она должна быть везде, должно быть много материалов. И она очень действует на людей. Была у меня знакомая, пламенная оппозиционерка с журфака. А тут она мне недавно начала затирать про агрессию Запада. Был знакомый-навальнист, а недавно затирал мне про то, что Навальный — националист и это плохо. Я вижу, что пропаганда работает. Людям нужно закладывать мысли в головы. Сейчас мы стараемся делать так, чтобы аудитория считала, что она думающая. Как работает Максим Кононенко? Он профессионал своего дела. Он всегда предлагает подумать. Он говорит: «Ребят, это, конечно, все хорошо, но давайте подумаем вместе». Он говорит на равных, как и Навальный. И мы взяли такую тактику. Вообще, у оппозиции есть шанс победить систему, но нужно действовать оперативно. Потому что каждое действие во власти проходит примерно пять подписей и три совещания. Мне иногда кажется, что госструктуры — это клуб любителей посовещаться. Например, я вижу, что на что-то нужно быстро и резко отреагировать, звоню начальству. Они кивают: «Да, идея хорошая, классно продумано, но давай посовещаемся». — «Отлично, сейчас подъеду». — «Давай завтра утром, у нас начальник уехал». И работа вся теряет смысл. Вообще, работу я оцениваю по тому, дошла она до Путина или нет. Если дошла — то успех. Вот есть такой Вова Табак (делал календари на журфаке), он сделал ролик «Путин может, Путин может». Говорят, Путин его увидел, пустил слезу и выделил им сразу несколько миллионов долларов. А из нашего вот «Вежливые люди» ему очень понравились.

— Сейчас у вас затишье?

— Я полтора месяца провел в Киеве. Мы блестяще отработали. Сделали потрясающие картинки, спасибо боевикам «Правого сектора» за свастики. Обычно мы сами на митинги приводим странных старичков с глупыми плакатиками и наклейками. А там делать ничего не пришлось. Только вот памятник Ленину упал, не буду говорить, с чьей помощью. Что дальше будет, не знает никто. Сейчас идет все к тому, что работы не будет. Несколько ребят уходят в пиарщики, кто-то уходит в Общественную палату, один в медиа. Мы не хотим просто сидеть на зарплате, мы работать любим. Если раньше, до середины 2013 года, мы проигрывали в интернете, то теперь мы научились хорошо работать. Сами научились, специалисты к нам не шли, потому что зазорно было быть не оппозиционером. В 2013 году в информационных войнах мы обыграли оппозицию. Был только странный момент с мэрскими выборами. Ну а об успехе 2014-го и говорить нечего. С такими успехами Путина, я думаю, скоро мы без работы останемся.
Оригинал выпилен отсюда: ( http://mag.afisha.ru/stories/realnosti-ne-sushestvuet/programmisty-novye-povara/ )

?

Log in